понедельник, 13 сентября 2010 г.

Лев Любимов, Святая Москва и трудовые интернаты для глупых россиян

Прочитал статью заместителя научного руководителя Высшей школы экономики Льва Любимого. И понял, что не люблю автора. Бытовая ксенофобия, социальный национализм, узость мышления "100% москвича", а самое главное разочарование Высшей школой экономики в Москве.

ВЕДОМОСТИ

Стародум: Право на безделье

Экономическая наука давно и глубоко исследует проблемы занятости (иначе — проблемы безработицы).
Читать целиком

За МКАДом жизни нет! После прочтения статьи складывается впечатление, что человек не понимает, как живет остальная страна за МКАДом. Его волнует шум мопедов, урожай огурцов, провинциальные охранники в магазинах (он знает кто работает в ГУВД Москвы, и откуда там все зло - из-за немытой провинции) и генофонд Россиян не из Москвы.


Есть споры в социологии, психологии, криминологи и виктимологии о том почему становятся преступниками, насколько важно социальная среда и т.д. Есть две разные точки зрения:

  • у проститутки и вора, родится или проститука/вор;
  • у проститутки и вора, родится ребенок, который может потом стать кем угодно, из-за... (и еще 3-4 подвида теорий).
Господин Любимов, оказывается разрешил этот спор, который длится с времен возникновения французской криминальной полиции (250 с лишним лет назад) и возможно подаст на Нобелевку. Сначала приведу куски текста!
Но в экономической науке мы не найдем еще одной формы безработицы — отсутствие у человека работы по причине принципиального нежелания работать. Вот такой трудовой вариант пацифизма. Однако не признающих военную службу все-таки отправляют на службу альтернативную. А вот какую альтернативу можно было бы придумать для миллионов наших сельских мужиков, которые работать не хотят принципиально, никто не знает.
Между тем эта порода безработных не только количественно значительная, но и социально заметная, а заодно и весьма небезобидная. 
Один вид — протобезработные (будущие безработные), т. е. пацаны от 13 до 17 лет, которые «пить, курить и говорить научились одновременно» (Жванецкий). Они гоняют по ночам на мотоциклах там, куда люди приехали отдыхать, орут, воруют бензин из автомобилей дачников, шарят по садам и особенно огородам — словом, создают «комфортную» атмосферу отдыха. Осенью, зимой и весной они делают вид, что учатся, а мы делаем вид, что учим их.
Другой вид — безработные (половина из них даже не служили в армии) в возрасте от 18 до 25-27 лет. Эти верховодят младшими, тоже пьют, тоже гоняют на мотоциклах или на весьма подержанных «Жигулях» без госномеров и техосмотра, куролесят по ночам. Кормит их чаще всего бабушка на свою пенсию. На эту же пенсию они и пьют, а также на то, что наворуют у дачников. Если бабушка умрет, кормить будет другая бабушка — пока живая. Зато дом умершей бабушки продадут и на вырученные деньги будут пить долго. Этот вид социально очень опасен, весьма близок к уголовному типажу.
Третий вид — безработные и вполне трудоспособные мужики в возрасте от 30 до 50 лет и больше. Содержатся они на зарплату жены или опять бабушки, воруют в садовых товариществах (их жертвами каждый год становятся, вероятно, миллионы), в соседних деревнях, по ночам вскрывают сельские магазины, сбывают краденое где попало, особенно во вторчермете и вторцветмете.
Все эти виды безработных хорошо известны участковым милиционерам, от них тяжело страдает дачник (треть работающего населения России), они пагубно действуют на детей, сызмальства вовлекая их в свой образ жизни. Но мы с ними ничего не делаем. У нас в стране нет обязанности трудиться, нет трудовой повинности, нет закона о тунеядстве. Вероятно, это не вписывается в либерально-демократическую парадигму, считается неполиткорректным называть тунеядца тунеядцем.
Есть у нас и еще одна форма безработицы, название которой сразу трудно придумать, — что-то вроде «перемежающейся»: два года человек делает вид, что работает, затем два года в открытую не работает. Это весьма массовая форма. Наиболее типичным ее представителем является тот же сельский мужик — взрослый, семейный, который нанимается в охранники. Иногда кажется, что основной вид мелкого и среднего бизнеса у нас — это ЧОПы, в которых служит более миллиона россиян. К более чем миллиону наших самых нравственных и эффективных в мире милиционеров новая эпоха добавила еще один миллион еще более нравственных… Непонятно, как наш Боливар выдерживает этих «двоих». Такой «охранник» поработает годик-два и уезжает домой — отдохнуть.
Сегодня мы содержим этот миллион, который никакой безопасности не обеспечивает, но кормится за наш счет, хотя ему в действительности много не надо — на спички, соль, табак, хлеб и, конечно, водку. Богатое меню. Два года «работы», и можно два года «отдыхать», попивая и полеживая. А те, кто подрастает, смотрят на них и… уже мечтают.
Они произошли из указанных выше видов отечественной самобезработицы, не учтенных ни в одной экономической теории. Больше всего их там, где никакого сельского (товарного) хозяйства нет. Эти местности — а их число несметно в Центральной России — дают в российский ВВП ноль, но потребляют из него немало. А главное — они отравляют жизнь десяткам миллионов добропорядочных россиян. Вдобавок эти местности — один из сильнейших источников социального загрязнения нашего общества.
Создавать в таких местностях рабочие места накладно и бесполезно — эти самобезработные, как уже говорилось, работать не будут «принципиально». 
Одно делать нужно немедленно — изымать детей из семей этих «безработных» и растить их в интернатах (которые, конечно, нужно построить), чтобы сформировать у них навыки цивилизованной жизни, дать общее образование и втолкнуть в какой-то уровень профессионального образования. То есть их надо из этой среды извлекать. 
Но, может быть, и читатель «Ведомостей» тоже что-нибудь подскажет?
У меня просто нет слов! Я знаю много достойных представителей из ВШЭ (кручусь там эпизодически), много экономистов и маркетологов, менеджеров и психологов, но такое просто пугает. Любимову давно пора на пенсию, желательно в провинцию, желательно с не московской пенсией.

Сначала МГУ выпускает националистический профашисткий учебник, проводит лекции с неофашистами, теперь представители "огурцов и помидоров" с дач Подмосковья, которым не нравятся "другие", предлагают создавать интернаты.

Понятно что это квинтэссенция того бреда, как "за МКАДом жизни нет". Есть маленькая часть людей, которые живут, как "нехочухи" и им наплевать, что вся финансовая мощь Москвы, только за счет налогового законодательства РФ. Я не к тому, что отнять и поделить, а о реалиях.

А если "провинциальное быдло" решить перевоспитать Элиту в целях "ограбить и поделить"? Или после интернатов будем вводить "трудовые перевоспитательные лагеря", как Мао в культурной революции?

Страна огромная, проблем масса, регион отличатся от региона, но как "Ведомости" смогли разместит такую ксенофобскую статью, чей постулат звучит "Перевоспитаем "провинциальное быдло" в послушных "пролов"! (см. Оруэлла)

Комментариев нет:

Отправить комментарий