среда, 19 марта 2014 г.

Исследования границ юмора о катастрофах в социальных сетях

Peter McGraw
Юмористы делают искусство из балансирования на тонкой грани между забавным и бесстыдным. Ну а тем из нас, кто задается вопросом, готов ли мир к нашей остроумной трактовке недавней трагедии, на помощь приходит наука: психологи вычислили, в какой момент после катастрофы шутки о ней становятся смешными.

В новом исследовании для журнала Social Psychological and Personality Science команда психологов во главе с профессором Питером МакГроу (Peter McGraw, Колорадский университет, г. Боулдер) проанализировала, как менялась со временем реакция людей на шутки об урагане "Сэнди". 

МакГроу набрал десять групп участников в десяти временных промежутках — от периода накануне ожидаемого удара стихии и до четырех месяцев спустя после урагана — и предлагал им читать твиты пародийного аккаунта @AhurricaneSandy ("Ураган "Сэнди").


В исследовании приняли участие более тысячи человек. Они оценивали каждый твит по семибалльной шкале и уточняли, кажется ли он им смешным, огорчительным, оскорбительным, скучным или неуместным.

"Юмористическая реакция на разрушения, вызванные Сэнди, возникла, достигла пика и спала в течение ста дней, – пишет МакГроу. – Мы выяснили, что временнàя дистанция задает зону наилучшего восприятия смешного. Поначалу над трагическим событием сложно шутить, но с течением времени, когда угроза становится меньше, юмористическая реакция набирает обороты. Но в конце концов временная дистанция нивелирует смешное, потому что событие начинает выглядеть совершенно безопасным".

До того, как ураган разразился — то есть пока опасность оставалась гипотетической — люди находили твиты более чем забавными: их оценивали в среднем на 3 и 4 по семибалльной шкале. Но когда "Сэнди" приблизился настолько, что люди осознали реальную угрозу, стало не до смеха: оценки достигли минимума спустя 15 дней после удара урагана. Впрочем, время шло, и идея "найти смешное в трагическом" набирала все больше и больше сторонников.


Результаты МакГроу вполне вписываются в теорию юмора, получившую название "теории безобидного нарушения". Она объясняет, почему психологическая дистанция до некоторого момента усиливает юмористическую реакцию, а после него, наоборот, ослабляет ее. 

Дистанция уменьшает угрозу, превращая трагедию ("серьезное нарушение устоявшегося порядка") в комедию ("безобидное нарушение"); но слишком большой временной промежуток делает комическое одомашненным и скучным (просто "безобидная ситуация"). И исследования, и интуиция подсказывают, что психологическая дистанция увеличивает возможность юмористического отклика на резко неприятную ситуацию (МакГроу и др., 2012). Так, отвратительные вещи более смешны, когда они очевидно ненастоящие, далеко отнесены в пространстве и времени или доставляют неудобства кому-то другому".

Но если ситуация не слишком плоха, психологическая дистанция только снижает "забавность". По общему мнению, автомобильная авария смешнее, если она произошла пять лет назад, а не вчера, но ушибленный палец смешнее, если ты ушиб его вчера, а не пять лет назад. … Теория безобидного нарушения подчеркивает, что есть два способа снизить "забавность" ситуации. Она может быть или просто "нарушением" (к примеру, вас щекочет подозрительный незнакомец), или просто "безобидной" (вы сами себя щекочете).

Конечно, психологическая дистанция — не единственный фактор, определяющий реакцию на шутку. Есть еще один нюанс: смешная ли она вообще. Чем более ситуация щекотлива, тем более талантливым должен быть шутник. Вот почему современные юмористы используют "сортирный юмор": в нем нет никаких тонкостей.

Однако The Onion посвятила отдельный выпуск 11 сентября уже две недели спустя после атаки — и этот выпуск стал одним из самых известных и обсуждаемых. "Люди были им ужасно благодарны, – говорит МакГроу. – Вокруг этой темы появилась своего рода запретная зона, и было совершенно непонятно, когда будет уместно об этом пошутить. И тогда никто не говорил, что шутки появились "слишком скоро", потому что они были очень смешными".

МакГроу считает, что распространение социальных медиа установило новые границы для юмористов. "Комедия — это пространство, управляемое своими собственными правилами, – говорит МакГроу. – И раньше зрители специально включали телевизор или покупали билеты на стендап-шоу, когда хотели посмеяться. А сегодня — бац, шутку выкладывают в Интернет, и ее видят люди, сидящие за своими рабочими столами – люди, которым шутка не адресовалась и которые просто не в том умонастроении, чтобы ее оценить".


Michelino: ИМХО если бы меня щекотал незнакомый человек, то мне было страшновато... :)

Комментариев нет:

Отправить комментарий