понедельник, 20 июня 2016 г.

Как американцы теряют свою знаменитую мобильность


Жители Соединенных Штатов полностью утратили жизненный динамизм: американцы, в сравнении с 30-летней (или 100-летней) давностью, стали менее склонны менять работу, переезжать на новое местожительство или создавать новые компании. Что происходит? 

Американское желание к переменам заложено в национальной ДНК. В XIX веке американцы целыми семьями искали новые возможности, переезжая с места на место, осваивая бескрайние плодородные поля или работая на задымленных городских фабриках. Американцы рассматривали миграцию на Запад не только в качестве тривиального желания более теплого солнца и бескрайних просторов. Они видели в ней важное предназначение нации, Перст Судьбы. 

Если бы Хорас Грили жил в наши дни, его знаменитая фраза "Иди на Запад, молодой человек" звучала бы как: "Возвращайся домой, молодой человек". Странно, но американцы сегодня не расположены к переменам. Они менее охотно, чем 30 лет назад, решаются на смену работы, переезд в другой штат или открытие собственного бизнеса. 

На одной из экономических конференций в марте 2016 года было сказано: "Рынок труда США испытывает значительное уменьшение движения трудовых ресурсов". Простыми словами это можно выразить как: "Америка потеряла свою привлекательную отличительную особенность". Перст Судьбы стал Перстом Успокоения. 


Почему же американцы стали столь привязаны к одному месту, и почему они менее склонны, в сравнении с их предшественниками, к перемене работы или открытию новых компаний? Это достаточно сложные вопросы, которые не обязательно должны быть связаны между собой. Одно объяснение может быть дано о нежелании менять местожительство, и совсем другое – об уменьшении количества открытия новых компаний. На самом деле их причины тесно переплетены. Они являются движущей силой регионального неравенства, а само явление проистекает из одной важной первопричины: стоимости жилья в наиболее экономически развитых городах Америки. 

Чтобы выявить первопричину снижения активности жителей США – уменьшения количества переселений, случаев ухода с работы в поисках другой и количества открытия новых предприятий – следует начать с наиболее документированного вопроса: причины прекращения миграции американцев. 

В период между 1970 и 2010 гг. количество американцев, выехавших на проживание в другой штат, сократилось более чем в два раза: с 3,5% до 1,4% в год. 

На этой неделе Бетси Стивенсон (Betsey Stevenson), бывший член Совета по экономическим вопросам при президенте США Обаме, заявила в интервью газете New York Times: "Это очень важный вопрос, и я хочу, чтобы над его решением задумались политики и руководители государства". Уменьшение количества американцев, решившихся на перемену местожительства в поисках лучшей работы и открытия собственного бизнеса, может привести к снижению эффективности экономики США. 

В четверг Financial Times сообщила, что "в США впервые за более чем три десятилетия установлено снижение" производительности труда. 

Невозможно одновременно убедительно объяснить 120 миллионов решений, принятых 120 миллионами американских семей. Но есть несколько объяснений, предложенных (и отклоненных) экономистами. 

Причина в Великой рецессии? Нет. Наиболее удобно было бы сказать, что спад в американской энергичности напрямую связан с Великой рецессией. Но снижению подвижности предшествовал крах жилищного строительства, а с 2008 года уменьшение количества людей, решившихся на перемену местожительства, негативно отразилось как на арендаторах жилья, так и домовладельцах.

Пониженный динамизм сконцентрирован в районах Аппалачей и Индустриального пояса, которые некоторые связывают с феноменом Трампа? Нет. Снижение динамичности не является особенностью какого-либо региона США. Это происходит в каждом штате, особенно на западе США, а не в Индустриальном поясе.

Совершенствование технологий изменило понятия рабочих мест и способов выполнения работы: существует ли определенная "вина" автоматизации рабочих процессов в снижении мобильности населения? Нет. В штатах с большим количеством работников, занятых рутинными ресурсоемкими задачами, например, административными обязанностями, на самом деле наблюдается небольшое снижение на рынке движения трудовых ресурсов.

Снижение динамизма связано с ростом количества семей, в которых работают оба супруга, так как поиск работы в новом городе становится проблемой для их обоих? Это похоже на разумное объяснения, за исключением того, что мало что объясняет. "Сегодня количество семей с двумя работающими супругами, желающими выехать за пределы штата, в сравнении с 1980-ми годами, уменьшалось примерно на 46 процентов", - сообщает Тимоти Ноа (Timothy Noah) в Washington Monthly. Другими словами, какие бы силы не подавляли американский динамизм, они в одинаковой мере воздействуют и на семьи с двумя работающими супругами.

Уменьшается ли динамичность трудоспособного население Америки с увеличением возраста? Не совсем точно, но в этом есть доля правды, так что стоит подробнее остановиться на объяснении данного утверждения. Молодые люди более склонны к перемене мест работы и переездам на новое местожительство. В конце концов, гораздо проще окончить университет штата Пенсильвания и переехать в Сан-Диего в одиночку, чем создав семью в Сан-Диего, переехать вчетвером в Пенсильванию. Если молодые люди, как правило, легки на подъем, взрослые, как деревья, пускают корни, и остаются на насиженных местах. Так как население страны становится более возрастным, его динамичность уменьшается.

Последнее объяснение на первый взгляд кажется наиболее точным, но все же не совсем верным, так как согласно исследованиям уменьшение показателя мобильности выявлено среди всех категорий работников, невзирая на уровень образования и семейное положение, а наибольшее снижение зафиксировано среди молодых работников. 

Причина кроется в усилении государственного регулирования и лицензировании профессиональной деятельности? Частично, может быть. Доля работников, имеющих правительственные лицензии, увеличилась с 1950 года в шесть раз – с менее чем 5 процентов до почти 30 процентов в настоящее время. Наиболее сложно процесс смены места работы происходит в промышленности, особенно в новом штате, перенасыщенном всевозможным лицензированием. В то же время, увеличение стоимости медицинского обслуживания и боязнь потери пособия работодателя на покрытие затрат на медицинское обслуживание вызывает опасение работников покидать компании или начинать свой собственный бизнес. 

На снижение мобильности оказывает влияние то, что американцы справедливо полагают, что США в целом является более однородным государством? Как бы странно это не казалось, это может быть важным фактором. В XIX веке географическая мобильность в США была на очень высоком уровне. Первоначально это связывалось с освоением земель западного побережья. Но даже после "закрытия" границы в 1890 году уровень миграции оставался достаточно высоким на протяжении многих десятилетий (согласно исследованию экономистов Джейсона Лонга и Джозеф Ферри (Jason Long and Joseph Ferrie)). Это объясняется тем, что американцы все еще переселялись из ферм в города, в которых предлагалось уникальное разнообразие рабочих мест. Например, Нью-Йорк был центром текстильного производства и морским портом в Европу, в то время как Чикаго, один из наиболее быстроразвивающихся мегаполисов XIX века, был транспортным узлом, обслуживающим сельскохозяйственную отрасль Среднего Запада. 

Но в сегодняшнем секторе услуг предлагаемый рынок труда в городах однотипен, особенно для низкоквалифицированных работников. В каждом крупном городе имеется множество магазинов, медицинских учреждений и страховых компаний. В большинстве случаев менее образованные работники менее склонны к смене работы и переезду в другой штат, так как выполняемая ими работа однотипна в любом городе США. По мнению Лонга и Ферри, экономика в наши дни не благоприятствует "пространственному арбитражу". Времена золотой лихорадки и нефтяного бума в Северной Дакоте закончились, и все реже американцы думают о возможном переезде с целью быстрого обогащения. 

Может ли в какой-либо мере в этом быть виновен Интернет? Интернет можно винить по любому поводу. Сто лет назад работнику, переселяющемуся с маленькой фермы в Вашингтон, округ Колумбия, необходимо было посетить столицу, чтобы ознакомиться с ее культурой, рынком труда, великолепными водопадами и влажным летом. Но сегодняшние потенциальные переселенцы более информированы и, следовательно, более оперативны: они могут с помощью Интернета предварительно исследовать города, и затем легко добраться туда самолетом. В 2015 году экономисты Грэг Каплан и Сэм Шульхофер-Воль (Greg Kaplan and Sam Schulhofer-Wohl) подтвердили эту теорию, показав, что "повторная миграция" (repeat migration) – т.е. переселение из Нью-Йорка в Вашингтон, а затем в обратном направлении – уменьшилась даже больше, чем общая миграция. Они пришли к выводу, что работники после переселения стали более удовлетворены своим новым местом жительства. 

Это интересная, но не совсем верная теория, поскольку она предполагает, что снижение подвижности является признаком эффективного отбора новых рабочих мест современными работниками. Но если бы рынки труда работали эффективно, работники перемещались бы туда, где их труд был бы наиболее оценен. Вместо этого, происходит обратное. Для людей определяющим фактором становится не результативность их деятельности, а стоимость жилья. 

Могут ли расходы на жилье являться "виновниками" снижения географической мобильности? Да, несомненно. 

В период между 1880 и 1980 годами, люди, как правило, в поисках лучшей работы переселялись из бедных штатов в богатые. В своей работе Тим Ноа сообщает: "Введение в эксплуатацию в 1928 году всего лишь одного завода Форда, комплекса Ривер Руж, значительно увеличило население Мичигана за счет создания более 100 000 рабочих мест". Миграция способствовала географическому равенству. 

Но сегодня происходит не только уменьшение случаев переселения семей, но и явственно прослеживается их движение в противоположном направлении, из богатых районов в бедные, в основном из-за высоких расходов на жилье. 

Для среднего класса всегда определяющими критериями были результативность детальности и наличие рабочих мест, как, например, комплекс Ривер Руж. В настоящее время они отгородились от наиболее продуктивных мест стоимостью жилья, отдавая предпочтение его дешевизне. По мнению экономистов Гарварда Питера Ганонга и Даниэля Шоага (Peter Ganong and Daniel Shoag) ужесточение правил землепользования в богатых мегаполисах значительно повысило стоимость жилья. Дорогое жилье в продуктивных мегаполисах вытеснило средний класс и создало "сегрегацию по экономическому признаку, с ограниченным доступом для большинства работников в наиболее продуктивные города Америки". 

Обобщая, можно сказать, что высокие показатели миграции были характерной чертой национального равенства. В настоящее время низкий уровень миграции, а также новое направление миграции из богатых штатов в бедные, являются характерной чертой географического неравенства. 

И, наконец, определенная часть американцев создала центры развития стартапов, где группы предпринимателей оказывают друг другу помощь на начальных этапах становления бизнеса, в то время как динамика бизнеса в остальной части страны находится в состоянии застоя. Предпринимательство, подобно курению или занятиям фитнесом, является заразительным поведением. 

"Общение с успешными предпринимателями может побудить к созданию собственного предприятия", – считают в Фонде Кауфмана, некоммерческой организации, изучающей предпринимательство и образование. Люди, знакомые с основателями успешного бизнеса, с большой долей вероятности и сами попытаются начать собственное дело. Более того, люди, живущие в более богатой части страны, например, на северо-востоке США, "более вероятно, будут знакомы с успешными предпринимателями, чем в других районах страны". В то же время, в исследовании сказано, что более бедные люди реже упоминают о знакомстве с предпринимателями.

Это тоже является изменением старых норм и представлений. Жители небольших округов обеспечивали темпы роста нового бизнеса даже в начале 1990-х годов. Но в этом десятилетии бизнес в небольших округах угас, в то время как предпринимательский капитал, источник жизненной силы новых предприятий с высокими темпами роста, сгруппировался в кучке мегаполисов. На Область Залива (в том числе Сан-Франциско и Сан-Хосе) приходится около 40 процентов всех венчурных инвестиций. В целом, в масштабах страны, на четыре региона, в число которых помимо Области Залива входят Нью-Йорк, Бостон и Лос-Анджелес, приходится две трети всех венчурных фондов США. 

В целом по стране, наибольшее количество предпринимателей зарегистрировано в наиболее богатых регионах, где они учатся предпринимательскому делу у окружающих их бизнесменов. В то же время, люди с низким уровнем доходов в массовом порядке покидают эти регионы и переселяются в области с более "спящей" экономикой, где их окружает более статичный бизнес, что уменьшает вероятность открытия ими собственного дела. 

Каждый аспект снижения динамики развития американского бизнеса взаимосвязан. 
  • Замедление развития бизнеса в большинстве районов происходит в связи с изменениями миграции американцев. Столетия население переселялось из бедных районов в богатые. Сейчас тенденция изменилась. 
  • Политика землепользования не позволяет большинству семей среднего класса проживать в наиболее развитых районах, так как стоимость жилья слишком высока. В то же время, богатые могут собраться в горстке мегаполисов, где предпринимательство является нормой. Одновременно динамика развития бизнеса в остальной части страны снижается. 
Когда-то здесь было слишком много земли для поселений, а теперь ее не достаточно, чтобы разделить на всех. 

Источник: The Atlantic "How America Lost Its Mojo", автор: Дерек Томпсон (DEREK THOMPSON)
Фото из Shutterstock

Комментариев нет:

Отправить комментарий