среда, 9 ноября 2016 г.

Jack Shafer: Почему новости в печатном виде по-прежнему лучше всех

Всякий раз, когда почтальон запаздывает с газетами, как это было утром в прошлую субботу, я вынужден получать утреннюю дозу новостей в интернете. Это неизменно напоминает мне о том, что новости в Интернете — ничто по сравнению с новостями в печатном виде.

Поймите меня правильно: я не какой-то там постаревший ворчун, мечтающий о том, чтобы на дворе был не 2016, а 1995 год, и чтобы интернет куда-нибудь сгинул. Я работаю онлайн журналистом 20 лет. Большую часть новостей я получаю из интернета, и они мощным потоком текут на мой компьютер, планшет, телефон, а теперь и на часы. Таксист включил радио? Я слушаю новости. Проходя по редакции новостей POLITICO, я вдыхаю новости с телеэкранов, которые висят на стенах. Что касается новостей, то я океан, не отказывающий ни одной впадающей в меня реке информации.

Но когда встает вопрос о погружении, когда я хочу, чтобы ветры новостей обдували меня со всех четырех сторон, стремлюсь лучше и глубже понять эти новости, моя преданность газете достигает уровня культового поклонения. Своими глазами я ощущаю новости — точно так же, как мои уши ощущают музыку, льющуюся из сломанных колонок — искаженную, скрипучую и невыносимую. Читая новости в интернете, я хуже их осмысливаю и прочитываю меньше статей, чем тогда, когда у меня в руках газета. В сети я часто забываю, зачем вообще кликнул ту или иную страницу, и начинаю нажимать на внешние ссылки до тех пор, пока не проберусь сквозь киберпространство как оказавшийся в одиночестве астронавт.




Как более зачаточная форма СМИ, газета лучше может заставить меня сосредоточиться. Она не отвлекает. Дайте мне 20 минут на чтение Times в печатном виде, и я гарантирую, что в викторине по новостям сумею победить любого, кто столько же времени читал вебсайт этой газеты. (Должен сказать, что вебсайт Times мне нравится!)

Чем объясняется превосходство печати? Печатные издания, особенно газета, — это поразительно утонченная технология, показывающая, что важно, и показывающая множество важных новостей. Газета совершенствовала свой пользовательский интерфейс более двух столетий. В архитектуру вашей ежедневной газеты включены выводы полевых исследований, которые проводились в тысячах газет в сотнях миллионов выпусков. Оформители газеты создали универсальную грамматику размеров заголовков, шрифтов, мест их размещения, межбуквенной разрядки, пустых пространств, разделов, фотографий и иллюстраций, которые дают читателю тонкие подсказки о том, что и как читать для утоления информационного голода.

Веб-страницы не могут передать эти метаданные, потому что на экране недостаточно места для их полного размещения. Даже если у вас на столе два монитора, на них размещается не так много материала для чтения, как в широкополосной газете. Компьютерные шрифты отстают от газетных по степени разрешения, и читая их, человек чрезмерно тратит умственную энергию. Я бы добавил, что читать печатный материал приятнее и проще, чем в Интернете, хотя последний должен был стать одним из главных достоинств цифрового мира.

Ветеран онлайн журналистики Эд Ботт (Ed Bott) говорит о способности печатных новостей удивлять читателя не потому что новости важны, а потому что они интересны. "Печатное издание постоянно приводит меня к неожиданным материалам, которые в ином случае я мог бы пропустить, — соглашается с ним редактор Джон Файн (Jon Fine). — Я считаю, что цифровые издания и вебсайты не дают такой возможности делать неожиданные и важные открытия. Они устроены так, что показывают вам примерно одно и то же". 

Читая газету, ты ищешь новости как охотник в лесу, постоянно делая открытия. Интернет тоже предлагает новостные сокровища, но они зачастую кажутся никак не связанными друг с другом и не формируют целостное восприятие новостей каждый день.

Чтение газеты — это упражнение в созерцании, и экран ей в этом деле не соперник. Может, потому что газету мы держим в руках? Вряд ли. Ученые пришли к выводу, что при чтении на электронном устройстве мы запоминаем прочитанное хуже, чем при чтении книги, и что электронная книга не позволяет погрузиться в содержание столь же глубоко, как ее бумажная родственница. Кроме того, физическая материальность и тактильные ощущения от газеты сигнализируют читателю о полезной информации. Беря в руки свою ежедневную газету, ты ощущаешь, сколько в ней сегодня новостей, что невозможно почувствовать на вебсайте. Как размер тарелки подает сигнал о том, сколько надо съесть, так и вес газеты передает читателю сигнал, сколько он должен прочитать, дабы насытиться информацией. В интернете такого не бывает: сколько бы мы ни читали, у нас остается такое ощущение, что мы пропустили нечто важное.

Превосходство новостей в печатном виде стало для меня очевидно этим летом, когда обстоятельства помешали мне получать рано утром три мои ежедневные газеты: New York Times, Washington Post и Wall Street Journal. Я делал все, чтобы оставаться в курсе событий, проводя примерно по полчаса на сайте каждой из этих газет, прокручивая и просматривая материал. Но когда позднее газеты все же доставляли, я с огромным изумлением обнаруживал, как много интересных и важных новостей я пропустил или проигнорировал, читая в онлайне.

Приведу еще одну аналогию. Новости в печатном виде полностью сохраняют свою достоверность и точность воспроизведения. Они выстроены логично относительно друг друга. Я чувствую, что читаю единое целое, а не какие-то рваные куски.

Свою печатно-онлайновую гипотезу я проверил в этом году, перейдя с подписки на печатное издание Financial Times к подписке на ее веб-продукт. Financial Times одна из самых прекрасных газет в мире. Ее интернет-издание было недавно перестроено. Как вы понимаете, этот эксперимент усилил мое предубеждение против чтения в Интернете. На сайте FT.com я не могу найти то, что хочу прочитать. Я не могу следить за материалами моих любимых обозревателей, как делал это с печатным изданием. А воскресное издание газеты, представляющее собой богатый букет новостей, обзоров, мнений, статей и очерков об искусстве и образе жизни, в онлайне кажется полной неразберихой. Когда придет время продлевать подписку, я обязательно вернусь к печатной версии Financial Times.

Раджу Наризетти (Raju Narisetti), много лет проработавший журналистом, а сегодня являющийся одним из руководителей News Corp., очень точно выражает мое предубеждение, когда рассказывает об упадочническом удовольствии от чтения печатных изданий. "Нет ничего лучше, чем ленивое субботнее утро, которое ты проводишь на диване, а рядом на столике лежат газеты New York Times и Wall Street Journal, стоит кофе, по радио идет программа популярной радиостанции WNYC, а iPhone6 готов сообщить интересные новости прессы". Но Наризетти не доктринер. Когда наступают рабочие дни, он читает только цифровые новости со своего телефона, делая это во время поездки на работу.

Специалист по коммуникациям Пабло Бочковски (Pablo J. Boczkowski) не оспаривает мою точку зрения, но считает, что предпочтение, отдаваемое новостям в печатном виде, — это нечто возрастное.

"У юной аудитории впечатления прямо противоположны тому, о чем вы сообщаете в своем послании: даже когда у нее в руках печатное издание, она отдает предпочтение цифровым новостям, потому что это для нее удобнее. Это общая точка зрения молодежи, что я выяснил в ходе многочисленных опросов", — говорит он, фактически делая предсказание о том, что когда я умру, то заберу с собой в ад газеты. Профессор Городского университета Нью-Йорка и специалист по СМИ К. Андерсон (C. W. Anderson) полагает, что тот порядок, который я завожу для себя при помощи технологий, определяет характер моего внутреннего потребления и помогает объяснить мою зацикленность на печатной продукции. Наверное, они оба правы, но я бы поспорил с ними, отметив, что тот порядок, который я завожу для себя в отношении печатных новостей, намного лучше порядка, заведенного для онлайна.

Должен признать, что интернет превосходит печатные новости в нескольких важных областях. Печать дорога. Онлайн дешевле или вообще бесплатный, его архивы можно легко и быстро поднять, его информацией можно обмениваться, ее можно запросто копировать. В онлайн-материалах имеются ценные ссылки. А печать? Хм. Онлайн постоянно обновляется, а новости в печатном виде лежат в пыльной кипе, медленно разлагаясь и умоляя, чтобы их сдали в макулатуру.

Наверное, что касается газет, то я романтик, но не простофиля. Обычно я всегда держу под рукой ноутбук или телефон, когда читаю печатные издания прессы, чтобы скопировать интересный материал или поделиться им с кем-то. Парадокс заключается в том, что мой манифест в защиту печати и против интернета публикуется в онлайне, а не на бумаге. Как я уже говорил, мне нравится актуальность новостей в сети, то, как интернет создает обратную связь в виде почтовых сообщений и твитов, а также общее превосходство интернета как технологии распространения. Но когда нужно по-настоящему что-то осмыслить и впитать, разница между чтением в онлайне и на бумаге примерно такая же, как между поездкой в близлежащий продовольственный магазин и пешей прогулкой.

Читая в онлайне, мы ускоряемся до такой степени, что новости начинают сливаться и терять свои очертания. А когда мы читаем печатную продукцию, мы замедляемся, поглощая новости в естественном человеческом темпе, и в наших ощущениях появляется четкость и ясность. Новости лучше всего пить небольшими глотками, как виски, а не глотать пинтами как пиво.

Даже при всей своей непривлекательности новостные вебсайты становятся все хуже, и этот процесс идет с момента возникновения коммерческого интернета в конце 1995-го — середине 1996 годов, когда такие сайты как Salon, Slate, Feed и прочие начали экспериментировать с формой. Сначала эти сайты привлекали читателя дизайном, создававшим ощущение погружения. Посмотрите на эти классические страницы Slate, которые блистательный Билл Флора (Bill Flora) слепил из пиксельной пыли. Вначале Slate публиковал семь-восемь материалов еженедельно, и подобно печатному изданию журнала, которому мы старались подражать, номер выходил всего раз в неделю. Компоновка не призывала читателя посетить другие страницы. Не было рекламных вставок. Белое пространство заполняло страницы подобно летним облакам. Коммерческая реклама не давила на мозг. Иллюстрации были не хуже, чем в печати. Страницы на сайте нумеровались, чтобы читатель понимал, какого размера весь номер, и не терялся в море контента. Сайт шептал, а не вопил. Он как бы говорил: это лучшее из того, что публикуется.

Сегодня Slate и большинство его конкурентов используют каждый квадратный сантиметр экранного пространства для размещения рекламы и надоедливых (причем платных) ссылок на другие интернет-материалы. На сайте отсутствует ощущение того, где ты находишься. Здесь просто нескончаемый поток материалов, как и на любом другой вебсайте. Сегодня на первой странице я насчитал более 100 заголовков, крикливо требующих моего внимания, и лишь десяток из них был составлен со вкусом. (Признаюсь, я работал в Slate первые 15 лет его существования, после чего меня уволили. Когда я трудился там, ко мне относились по-царски. Slate далеко не худший в этом отношении сайт; я выбрал его, просто потому что он мне нравится, и потому что он резко контрастирует с остальными сайтами, показывая, как низко пал интернет за последние двадцать лет.

Что делать? Пока новостные сайты меряют свой успех кликами и публикуют поток копий в надежде на привлечение внимания и сенсацию, вряд ли что-нибудь изменится. New York Times и Wall Street Journal, которые не зависят от числа кликов, похожи на печатную версию в Интернет-приложениях (New York Times в рабочие дни публикует в печати 150 материалов, а по воскресеньям 300; Wall Street Journal около 240). Там понятно, что редакторы посчитали важным, а что оставили читателю на выбор или в качестве дополнения. Приложения не столь прекрасны, как классический Slate, но в них сохраняется контекст, содержащийся в оригинале. Такие программы, как Photosynth компании Microsoft, позволяют размещать изображения в пространственном контексте курсора вместе с другими изображениями и текстом. Если пользоваться этой возможностью по-умному, новости обретают свою форму. (Поиграйте несколько минут с Photosynth, и вы поймете, о чем я веду речь.)

Имейте в виду, что я не застрял в прошлом. Я понимаю, что сегодня домашняя страница не так важна, как в 1996 году. Какое-то время читатели заходят на сайты боком, посредством ссылок в социальных сетях, агрегаторов новостей или RSS-каналов, которые направляют их к новостям. Поэтому я не говорю, что надо вернуться в прошлое; однако беспорядочное перескакивание с одной плохо оформленной статьи на другую лишь из-за того, что кто-то поделился с вами ссылкой, вряд ли можно назвать лучшим способом узнавания новостей. Иногда иерархия и порядок — это хорошо.

Я знаю, печать обречена и интернет уничтожит ее, поэтому позвольте мне выразить скромные пожелания дизайнерам сайтов, редакторам и издателям. Не надо полностью отказываться от того дизайнерского языка, который делал газеты великими и информировал читателей многих поколений. Верните иерархию дизайна! Откажитесь от идеи "бросим все в интернет кучей и поглядим, что получится"! Не пытайтесь заманить меня на свой сайт, как мышь в мышеловку, чтобы я там без конца кликал. Делайте то, что давно уже делают газеты: направляйте читателя к самому важному, дразните его тем, что увлекательно и фривольно, давайте ему ощущение путешествия, которое заканчивается на последних страницах.

Здесь можно выразить мою мысль лозунгом: "Журналистика прежде всего". Боюсь, что если кто-нибудь не выступит в защиту хорошего дизайна, мы утратим это ценное наследие, превратив процесс усвоения новостей в их жестокое пожирание методом кликов. Как бы хотелось убедить издателей больше заботиться о тех, кто читает их контент, и меньше о том, сколько они читают.

Конец газеты близок. Надеюсь, ей на смену придет нечто приближающееся к ее великолепию. А до этого момента я буду просыпаться в пять часов утра и ждать этого прекрасного звука ежедневных газет, со шлепком падающих на мое крыльцо.

Оригинал: Why Print News Still Rules
Автор: Джек Шейфер (Jack Shafer) - онлайн-журналист с 20-летним стажем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий