четверг, 12 мая 2016 г.

Умар Хак: Экономические причины вашего личностного кризиса


Знаю-знаю, говорить об этом не по-мужски, недостойно, вообще неуместно. И все же: недавно меня захватил полномасштабный кризис. Тот самый, когда о-боже-мой и какого-черта-со-мной-творится, и вообще есть-ли-во-всем-этом-смысл. Меня приволокли на вечеринку (я упирался всеми лапами), участвовать в светской беседе я не смог и в конце концов выпалил: "У МЕНЯ КРИЗИС, И Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО ДЕЛАТЬ!!!"

С минуту друзья сочувственно таращились на меня. Потом один за другим начали признаваться: "И у меня тоже" — "И у меня". Это меня слегка озадачило, ведь я думал, я один такой счастливчик — дожил до кризиса. Несколько дней спустя я спросил в твиттере: "Есть тут кто-нибудь, у кого полномасштабный кризис жанра?" — и обрушился целый шторм взволнованных, испуганных: "Я, Я, Я!".

Этот не слишком-то научный анализ подвел меня к вопросу: так мы что, захвачены эпидемией разочарования? И если это так, то откуда взялась эта волна цунами, разрушающая все и вся?

Причина в поколении, избалованном излишествами, упоенное собой до такой степени, что устройство приютов для бомжей никого не колышет? Этот кризис — не признак ли привилегированного положения, убежище тех, кому никогда не приходилось излишне бороться за свое существование? Разумеется, все мы далеки от совершенства, но все же я смею полагать, что для коллективного страха должна быть и некая причина, помимо бесконечной тщеты человеческой.

И вот моя гипотеза: 
кризис у нас не от того (не только от того), что мы малость избалованы, суетны и тщеславны, но еще и от жизни в эру титанического институционного провала.
Повсюду вокруг институты, вчера казавшиеся вечными, сдуваются и рушатся (рынки, правительства, университеты, корпорации). А ведь назначение институтов, их, с позволения сказать, социальная роль — направлять и формировать человеческие взаимоотношения в благое русло. Прокладывать всем известные и хорошо освещенные дорожки к осмысленной и счастливой жизни.

Институты — шоссе, место назначения — благополучие: вырулил на шоссе, сориентировался по указателям и вперед. Вернее, так оно было, а нынче асфальт на шоссе крошится и вообще это — как многие из нас постепенно и мучительно убеждаются — дорога в никуда. 

Подумайте: десятилетия застоя в доходах (прибытки росли только у самых богатых), политический упадок, выразившийся в ничтожных рейтингах, низкий уровень удовлетворенности работой (о реальных достижениях уж не говоря), рекорд по количеству безработных и по продолжительности безработицы в развитых странах, снижение числа браков (опять-таки за исключением самых богатых). Неудивительно, что лишь один родитель из пяти надеется на лучшую жизнь для своих детей.

Сегодня наличные институты в лучшем случае удерживают недавний средний класс от того, чтобы мужчины отправились с каменными топорами охотиться на буйволов. Значимого благосостояния во многих его аспектах они нам обеспечить ни в силах — ни безопасности, ни самореализации, ни человеческих связей, ни смысла жизни. Именно в этом я вижу причину разразившейся "кризисной" эпидемии. Институты скрипят, пыхтят, дают трещину, рушатся, а нам кажется, будто мы остались посреди бушующего океана без руля и без ветрил.

Итак, логику сегодняшнего дня можно выразить словами моих интеллектуальных героев, Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон из их книги "Страны, несовместимые с жизнью": "Присоединяйтесь — мы наживемся за ваш счет". Такие институты Аджемоглу и Робинсон называют вымогательскими: они выжимают из людей ценности, а не способствуют созданию новых. Запущенный, громко ревущий двигатель упадка.

Жизненный кризис — это острое ощущение напрасно растраченного потенциала. Он наступает, когда вы чувствуете, что вам не удается реализовать свой потенциал, но совершенно не понятно, как помочь горю. И все-таки, что делать-то?

Думаю, мечты наши прекрасны, а действия еще лучше. Например: помните мой список не оправдавших себя институтов? Вернитесь к нему и постарайтесь что-то исправить в вашем родном городе, но так, чтобы город стал примером для всего мира.

Пора переворачивать правила. Если институты, согласно знаменитой формуле нобелевского лауреата по экономике Дугласа Норта, представляют собой «правила человеческого взаимодействия», то теперь эти правила нарушены. И вы это знаете, и я: нынче, если играть по правилам, обанкротишься, разоришься, останешься в одиночестве, несчастный, выжатый словно лимон и опустошенный. Нельзя играть по отмененным правилам.

Откажитесь от обесценившегося ипотечного займа. Не выбирайте профессию по принципу "хлебной": если вам не нужен диплом экономиста, значит, не нужен, а если нужен, нельзя ли приналечь и получить его побыстрее, а не за четыре года? Может быть, не так уж обязательно вступить в брак, устроиться, купить две машины и дом, как у всех, и набить его под завязку ненужными вещами и на это ухлопать свою жизнь. Может быть, пора нарушать разрушенные законы — и предписывать себе лучшие.

Нужно изменить характер инвестиций. Если будущее неопределенно или выглядит скверно, то потому, что мы ценим только материальное: деньги, машины, бежевые загородные дома, набитые блестяшками — и не ценим подлинную "экономику" любви, доверия, цели, страсти, человеческого роста. Настала пора вкладываться в софт — в людей, жизненный опыт, идеи, свой личный, социальный и интеллектуальный капитал.

Пора отказаться от компромиссов. Не нравится приходить на работу к 9 часам? Не приходите. Не хотите участвовать в сьемках очередного блокбастера? Не участвуйте (и не смотрите). Институты XXI века предстоит строить не рабочим пчелкам ХХ столетия, которые только и способны на то, чтобы из последних сил поддерживать стоймя рушащиеся пирамиды. Не уподобляйтесь планктону в серых костюмах с ровным пробором — эволюционируйте. Не нравится старый способ делать дела? Предъявите новый!

Вчерашние институты вынуждают нас ко все более невыгодным сделкам, ко все более мучительным дилеммам. Одно дело, когда в обмен на бессмысленную работу вам сулят крупное жалование, и совсем другое — когда годы жизни отдаются в обмен на среднестатистическую и не склонную к росту зарплату. Хотите получить профессию? Всю жизнь будете выплачивать кредит за обучение. Хотите служить обществу? Прекрасно!

Нищенское жалованье для госслужащего и никакой страховки. Чтобы стряхнуть с себя смирительную рубашку кризиса, нужно признать эту глубокую проблему и не примиряться — переломить ход событий. По шажочку — по одному робкому, крошечному шажку за раз — мы направим свой путь к благой, осознанной жизни.

Умар Хак
Это нелегко. Знаю: страшно до одури, до паралича. Но внутри тайны есть еще одна тайна: любые институты смертны. А жизнь продолжается.

Итак, вот вопрос номер один (несколько неловкий): как вы, кризиса не чувствуете? 

И второй вопрос: а скольких людей вы знаете, кто сейчас переживает кризис? 

И третий вопрос: можете ли вы в десяти словах сформулировать определение этого кризиса?

Автор: Умар Хак (Umair Haque), директор Havas Media Labs и автор книг "Betterness: Экономика для людей" и "Новый манифест капитализма: построение революционно успешного бизнеса". Один из самых влиятельных мыслителей в области управления согласно рейтингу Thinkers 50 за 2013 год (35-е место).

Комментариев нет:

Отправить комментарий