четверг, 17 марта 2016 г.

Евгений Кулаков: Журналистика: всё компактней и мобильней

Последние несколько лет медиа живут и развиваются в цифровой среде. Даже сайты печатных СМИ сегодня служат им не просто "витриной", а полноценной контентной площадкой, на которой можно показать материалы, не вошедшие в номер. А все крупные новостные агентства уже давно в Сети. О тенденциях интернет-журналистики, новых способах вовлечения читателей и оценки качества контента, влиянии социальных сетей и тотальной "мобилизации" говорили издатели на форуме Publishing Expo — 2015. Дискуссию открыло выступление Евгения Кулакова (Mediatoolbox).

Евгений Кулаков (Mediatoolbox):

— Журналистика за последние пять лет серьёзно изменилась. Стали иными аудитория, содержание, которое мы генерируем, способы создания и распространения контента. По данным веб-статистики ведущих медиахолдингов, 36% читателей заходят на сайт с мобильных устройств. Ожидается, что к 2018 г. смартфоны будут иметь 92% пользователей, а обычных мобильных телефонов скоро не останется. В конце 2014 г. Россия стала страной победившего Android.

Изменилось поведение потребителя: мы теперь по-другому взаимодействуем с информацией и друг с другом. 

Установлено, что в первые 15 минут после пробуждения 80% пользователей включают телефон и проверяют обновления. В европейских городах появляются специальные дорожки для людей со смартфонами: находиться с ними на общем тротуаре небезопасно, взаимодействие с электронным устройством поглощает внимание полностью. 

Порой смартфон становится важнее, чем окружающая действительность. Мир облетела фотография, на которой яхтсмен смотрит на экран, в то время как в двух метрах от его судна проплывает синий кит — событие, которое случается раз в жизни…

Первые веб-сайты были очень громоздкими. На главной странице могло быть до сотни прокруток экрана. Бум цифровых изданий привёл к тому, что издатели, ранее ограниченные бумагой, завалили потребителей гигабайтами информации. Потом они, конечно, поняли, что такая перегрузка — не лучший способ управлять поведением пользователя, и начали сокращать контент. Раньше люди пытались утолить информационный голод, а сегодня информация преследует человека и внимание стало главным ресурсом. Фактически мы уже готовы платить за то, чтобы нам не доставляли ненужную информацию.

Потребители всегда выбирают то, что просто и быстро. Сегодня читатели отказываются от традиционных СМИ. И даже заход на их сайты — это промежуточный шаг. Фактически сейчас веб-страницы потребляются из мобильных приложений. Около 40% читателей того или иного интернет-СМИ выходят на контент из Facebook и Twitter, где узнавать новости проще и быстрее. 

Например, в Якутии самое популярное средство коммуникации — WhatsApp, им пользуются 400 из 600 тыс. населения Якутска. Каждый подписан на 20–30 групп, и резонансная новость облетает весь город и всю республику за секунды.

Мобильные технологии открывают потрясающие возможности для создателей контента. С другой стороны, попасть на маленький экран смартфона очень непросто из-за конкуренции со стороны технологических брендов: "Яндекса", Google, Facebook. Небольшому издателю нужно учиться выживать в конгломерате с ними. Новое технологическое решение, которое позволяет это делать, называется Instant Articles, его в мае 2015-го представил Facebook. Программа помогает медиапаблишерам очень быстро создавать контент и транслировать его на широкую аудиторию. При этом задействуются интерактивные карты, HD-изображения, видео, а пользователи получают возможность комментировать отдельные части статьи. Главный минус в том, что Facebook не даёт перехода на сайт издания, поэтому придётся делиться с этой соцсетью и аудиторией, и доходами от рекламы. В результате издатель частично теряет контроль за распространением своего контента.

Сам контент атомизируется, становясь всё более дробным. Есть такое правило: текст для Интернета должен быть в три раза короче, чем для бумаги, и содержать одну мысль на абзац. Дело в том, что текст в Интернете не читают, а сканируют. Поэтому издатели проекта Meduza используют один из самых популярных форматов — Listicle. Подразумевается, что проблема описывается пятью-шестью конкретными вопросами и быстрыми ответами (рис. 1).


Консервативные журналисты считают такой подход примитивным. На самом деле это настоящее искусство — изложить информацию так, чтобы она кратко и ёмко передавала смысл, экономя время читателей. Ограничение в 140 символов в Twitter, казавшееся нам чудовищной несправедливостью, было просто небольшой тренировкой перед тем, как научиться писать новости, например, для "умных" часов. 

На Западе это полноценная новостная платформа. Появилось и название для такой журналистики — glance journalism ("журналистика одного взгляда"). Одно из её свойств — это некликабельная журналистика, non-click journalism. Суть новости раскрывается в заголовке, установка на переход к полному тексту отсутствует. Нас это ожидает через два-три года, и тогда поведение читателей ещё больше изменится. Пользователь должен будет всё прочитать и понять сразу.

Ещё один важный тренд — гражданская журналистика, когда любой пользователь может снять репортаж или написать текст, за что ему полагается вознаграждение. Издание Life News уже тарифицирует конкретные события, на месте которых, скорее всего, окажется не журналист, а случайный прохожий. Создана специальная интернет-платформа, дающая задания гражданским репортёрам. В принципе каждый пользователь сегодня может стать источником контента. Носимая электроника генерирует огромное количество информации.

Новой метрикой для издателей становится вовлечённость. Классические метрики: количество посетителей, среднее время на сайте — конечно же, важны, но они не позволяют установить, прочитал ли человек текст. 
  • Один из показателей вовлечённости — число посетителей, которые остаются на сайте через определённое время. 
  • Другой — степень просмотренности каждой статьи. С этими задачами хорошо справляются специальные интернет-сервисы. 
Если материал привлекает максимальное внимание аудитории, вы можете использовать такой же макет, манеру подачи и в других статьях.

Персональное электронное устройство, которое знает о пользователе всё, — это уникальный носитель рекламы. Например, может быть применена технология "второго экрана": телезритель смотрит кулинарное шоу, а смартфон предлагает ему купить те же ингредиенты и приготовить такое же блюдо. Рекламодатели начали понимать преимущества мобильной платформы, но "принт" до сих пор переоценён: на него приходится 18% рекламных расходов, хотя читают его 4% (рис. 2).



Итак, смартфон для журналистики — это новые привычки читателей, большое количество контента с мест событий, другие форматы материалов, подходы к интерпретации и источник информации об аудитории.

Комментариев нет:

Отправить комментарий